18+

КУНИЦЫН

КУНИЦЫН

Анатолий Николаевич Куницын. Уроженец города Магадан. 48 лет.
Посетил Абрау-Дюрсо в 2011 году.

Жарко. Сил нет. Поселился в гостинице. До центра четыре километра. Ну, хоть жир растрясу. Дошел. Записался на экскурсию. 500 рублей. Пять бутылок водки. Ну ладно раз приехал – буду смотреть. Женщина такая симпатичная в халате. На эту актрису похоже, ну эта «Три тополя на Плющихе». Ну и еще десять гавриков со мной. Я про этот завод конечно слышал раньше. Но я думал это не у нас, а там где-то у них. А это у нас. Я когда путевки смотрел – вижу «центр винного туризма». Вот думаю это для меня. Ну и море еще. Все равно на юг собрался. Но про море я потом расскажу. К вину я раньше как-то так относился. Несерьезно. Как в школе выпил трехлитровку яблочного – так все как-то охладел. Не ну я понимаю, там допустим к женщине в гости пришел. Конфеты, ну и шампанское или это как его… вино-то называлось? «Улыбка» во вспомнил! Ну, так отпил слегка ну и все собственно, дальше как говорится тяжелая артиллерия. То есть женщина своё, а я своё и все довольны. Три стакана и в койку.
А тут вот… Ну я по порядку буду, чтобы мысли не путались. Так вот. Идем по заводу. Я по-другому его представлял. У нас на щебеночном по другому конечно все. Сначала погреба посмотрели. Там этих бутылок до едреной фени просто. Бутылки переворачивают время от времени. Про виноград понравилось. Интересно конечно. Потом значит на дегустацию пошли. Женщина эта значит, показала, как пить надо. Потом значит разливать начали. Вот тут я оплошал – взял рюмку, сдавил ее и отломал ножку эту. Но мне другую дали. Неудобно зараза так держать, стакан же проще – зажал клещней и опа.
Сначала золотое налили, приятная вещь. Немного, правда, но хорошо пошло. Потом розовое – не очень понял, женщина говорит это понимать надо. Но видать не дано. Потом красное. Вот это я вам скажу – вещь. У нас в группе две женщины не пили, мне подвинули и я красного еще махнул. На улицу вышел – ветерок такой пошел и вот тут как-то…. Я вчера водки взял, там холодильник в номере, лежит. Ну в жару тяжело, а куда деваться?… Думал вечером, приду уже, ну и тогда… А тут вот вышел и дай думаю еще красного возьму. Там такое место приятное – столики на улице, тенек вроде есть. Я бутылку заказал, смотрю на озеро. Красиво конечно. Махнул бокал. И вот тут как-то…
У меня мать медсестрой работала в амбулатории, ну и меня с собой брала когда я совсем шнурком был. Я любил смотреть как она кровь берет. Там трубочка эта стеклянная и такие вагончики красные. Вот это самое интересное было… Вот как они двигаются. Толчками так… Вообще когда бутылку пил все мать вспоминал, как-то вот… Ну еще попросил. Пью значит вторую и тут вот вспоминать начал как юность провел… Танцы у нас были… Ребята из соцпоселка приезжали… так нервно было конечно… Девки по углам сразу, ремень из штанов вынимаешь и на кулак, в одной руке ремень, другой штаны держишь. А ремни-то солдатские были, бляхи латунные… Машешь налево направо… потом выходишь из клуба и что-то по лицу течет, ладони подставляешь – кровь. Ну тут девки с платками… Хорошие девки были. Сейчас тоже кстати ничего. У нас там конечно так не ходят. Ну, в смысле какое у нас лето? Здесь лето. В шортах, загорелые. А тут и вечер. Ну ладно думаю – надо в гостиницу идти. Взял с собой еще две бутылки красного. Пришел, накатил. Вышел на воздух и тут как-то вот… ну вобщем стихотворение захотелось написать. Красивое… Никогда не хотелось, а здесь… Ну вот как Есенин или там Высоцкий я не смогу. Это от бога, а я кто? Вечером хорошо… Вот как бы так сделать чтобы это вот Абрау-Дюрсо к нам на Магадан перенести… не ну глупость конечно… где живешь там и живешь. Сюда приезжать хорошо… А жить я все равно там буду. Но вот как-то так. И еще подумал, что живу неправильно, но что-то менять уже поздно. Если бы я сюда в двадцать приехал вот как эти девки в шортах, то может быть что-то изменилось. В смысле я был бы другой. Все равно рад что я здесь. А ведь хотел в Ялту путевку взять. Ну, как-то я быстро все допил. Купил в гостинице еще одну. Последнюю кстати… Вот красное сразу разбирают. А мне женщина в гостинице которая за стойкой сказала что сегодня метеоритный дождь. Эти как их – Персеиды. Ну я с бутылкой сел на балконе. А небо темное, облачно – это так несвойственно этим местам. И тут вот как-то… Что-то мне как-то стыдно стало за себя, за всех. Но это быстро прошло. Вот как та кровь на танцах. Кровь у нас всех течет.
Ночью потом сон снился. Будто я лечу внутри вены или артерии, вот как в детстве лечу раскинув руки. И вокруг пузырьки . Все красное. И мне хорошо.
Утром встал – никакого похмелья. Дошел до моря – искупался. Бля хорошо. Ну и опять пошел в Абрау. Сразу три заказал.
Я не знаю как я это придумал… Но вот эти десять дней дней навсегда останутся в моем сердце. Бля буду.

Я вот стих сочинил – только не смейтесь. Ну вот как-то надо было все это….

Вот этот стих:

На северах родился я
Где все бичи и зэки стоят
Там солнца по полгода не бвает
Но люди там хорошие бывают
И я один из них стремлюся к свету
И думал, что в Анапу я уеду
Но там случилась встреча с женщиной и она рассказала мне про Абру-Дюрсо
И у нее было красивое лицо
И тогдя я поехал туда и там уже началось это чудо
Первоечто поразило в номере – так это красивая посуда
Пить из нее приятно, а также есть
По утрам просыпаешься и хочется есть
Вины здесь отличные, я накатил и получилось классно.
От этого все получилось прекрасно.
Эти бокалы и эти напитки очень душевные
И теперь и я буду делать только веселье
В душе моей одной наколкой стало мен
Ну вот собственно и всё. Как могу так и могу. Может кто-то лучше может. Ну на что меня хватает. Что-то здесь не то – я здесь какой-то другой. Слишком свободный что-ли… Но фигня – вернусь – боженька поправит.
Вячеслав Дурненков

Добавить комментарий