18+

Старая бутылка

          Когда ее в очередной раз перевернули, она почувствовала облегчение —  слава богу, вспомнили. У нее были плавные изгибы, как у настоящей женщины, и слегка кривое горло, что, впрочем, ее нисколько не портило. В нее снова проникла какая-то жидкость, и она снова ничего не помнила, настолько эмоции взяли над ней власть. И опять наступила тишина. Там, где она лежала, было темно и промозгло, как в любом месте, куда никогда не проникал свет. У нее было одно несчастье — больше всего на свете она любила задумываться. По поводу и без, не о чем-то конкретном, а просто так, обо всем сразу и совершенно ни к месту. Вот и сейчас ей захотелось пофилософствовать. Как часто будут повторяться эти странные моменты, почему они так быстро и неожиданно заканчиваются, что ее ждет потом? Ответов на эти вопросы у нее не было, но одно она знала наверняка: ее ожидает большое будущее. Она была в этом уверена в этом так же, как и в том, что она — типовая винная бутылка склада номер восемь дробь одиннадцать.

          — Когда-нибудь я стану счастливой. Мой звездный час меня ждет.

          Она слышала это каждый день от других, потому верила, и не позволяла себе думать противоположное. В нее продолжалась литься жидкость разнообразных цветов, что-то ей нравилось, что-то не очень, и как бы она себя ни чувствовала, в ней постоянно что-то бурлило. Она сомневалась, не понимала, к чему все это приведет, спрашивала об этом у своих пузатых соседок, те, естественно, ни о чем не ведали и даже не задавались такими вопросами. Дни проходили по неведомому никому расписанию, и всех это устраивало. Бутылка доверилась обстоятельствам и по привычке продолжала верить в лучшую участь. Так прошло ровно две коротких зимы и два длинных лета.

          А потом ее закрыли. Прочно, наглухо, так, что ей было не вздохнуть. Поначалу было неудобно, но потом она привыкла и к этому, ей даже стало спокойнее — в ее маленькую жизнь пришло постоянство. И наконец ей стало светло: на длинной полке в магазине, где она счастливо отбывала свой следующий срок вместе с своими соседками  по складу, было много ламп, которые освещали ее во всей красе. В бутылках играла жидкость, соседки продолжали угрюмо молчать — для них было различий между старым и новым существованием. Но только не для нее. Она довольно оглядывала новый облик — «платье» и золотистый «шарфик» на горле — и когда выключали свет, любовалась отражением в зеркале.  Она проснулась от непривычных ей звуков. Они повторялись с завидным постоянством, ее обхватила человеческая рука, бутылка затряслась, и она вдруг услышала звонкое «чпок!».

Добавить комментарий